Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Каменск-Уральский интернет портал
Мы в социальных сетях:
Виртуальный Каменск в ВКонтакте  Виртуальный Каменск в Twitter  Виртуальный Каменск в Facebook  Виртуальный Каменск в Google+
ПЯТНИЦА 5 апреля 2013 г.
 

Суд над потерпевшим Григорьевым: как, купив разоренный «Донинвест» у Парамонова, инвестор оказался обвиняемым

В Ростовском суде Ленинского района продолжается рассмотрение уголовного дела о хищениях из банка «Донинвест». На скамье подсудимых совершенно неожиданно оказался предприниматель Григорьев Александр Юрьевич, который, накануне краха «Донинвеста», предоставил ему 350 миллионов рублей собственных средств, в которых структура остро нуждалась. Кроме того, он все же приобрел банк у его бывшего владельца Михаила Парамонова, что, впоследствии, и довело его до суда. Само же руководство «Донинвеста» и Михаил Парамонов имели долг перед банком более 1 миллиарда рублей, и эту сумму они возвращать не собирались. Вместо этого решением вопроса стала продажа банка со всеми долгами новому владельцу. Парамонов, председатель правления банка Калитванская и ее заместитель Гуленкова приступили к поиску покупателя. Следовало поспешить, потому как запланированная проверка комиссией ЦБ РФ могла выявить истинное положение дел, сложившееся в банке, за что пришлось бы отвечать.

Каким-то образом парамоновской команде удалось наладить контакт с гражданином Григорием Кулешей, который оказался знаком с Александром Григорьевым. Именно он и смог уговорить бизнесмена в том, что банк «Донинвест» является очень перспективной кредитной организацией, и что его покупка станет выгодным вложением. Доверившись красноречивым посулам, Александр Юрьевич Григорьев принял решение о покупке «Донинвеста». Сам он после сделки практически постоянно находился в Москве, получая отчетность о деятельности банка от Кулеши. По всей его документации дела в «Донинвесте» шли хорошо. Однако, в октябре 2014 года банк закрыли, и по факту его банкротства началось расследование. Но что могло привести до столь плачевных последствий? Об этом подробнее.

Парамонов и Григорьев заключили понятийное соглашение, связанное с куплей-продажей банка. Документ содержит права и обязанности сторон, а также особенности перехода банка от старого владельца к новому. При этом свои обязательства в рамках заключенного соглашения исполнил только Григорьев, а руководство банка и Парамонов, видимо, изначально этого делать не собирались. С текстом данного соглашения можно ознакомиться и понять, что произошло на самом деле.

Пока Кулеша обманывал Григорьева отчетами о благополучном развитии банка, руководство «Донинвеста» за спиной нового владельца занялось «перекредитовкой». Калитванская и Гуленкова с помощью Кулеши подобрали фирмы, которыми заменили прежних должников (компании, принадлежащие Парамонову и руководству «Донинвеста»). Погоняв туда-сюда небольшие суммы, они создали видимость движения средств по счетам, тем самым вывели старых должников из-под внимания. Их место заняли фирмы-однодневки, которые не только не предоставили залогов, но и фактически не вели деятельности. «Донинвест» утратил ликвидность и практически лишился наличности. Поскольку Григорьев не подозревал о том, что в тайне от него совершалось в банке, отзыв лицензии оказался для него полной неожиданностью.

С начала расследования факта банкротства «Донинвеста» под стражу были отправлены Калитванская (председатель правления), Гуленкова (заместитель председателя правления) и руководство банка. Однако, под действием какой-то неведомой силы, под арест попал и Александр Юрьевич Григорьев. Расследованием вместо ростовского МВД занялся СД России. Дело оказалось у следователя Николаева. С этого момента все пошло вразрез со здравым смыслом. Факт задержания Григорьева средствами массовой информации был преподнесен так, будто был арестован опаснейший преступник, ухитрившийся вывести из России сумму в 50 млрд. долларов. Конечно, Григорьев не имел отношения к распространенной информации, но целью заказчиков данной лжи было очернение его имени и формирование к нему предвзятого отношения. Далее события развивались еще интереснее. Григорий Кулеша, который помогал руководству банка «Донинвест» в «перекредитовке», на допросе 2 сентября 2015 года рассказал следствию практически всю правду относительно того, что происходило в банке. Но, видимо, следователю Николаеву такой вариант протокола допроса показался не уместным в деле, где Григорьев Александр должен был стать обвиняемым. Спустя некоторое время Григорий Кулеша пошел на досудебное соглашение со следствием и стал давать диаметрально противоположные показания, прямо оговаривая Григорьева Александра. Такой вариант оказался для него проще, нежели обрисованная следователем Николаевым перспектива получить 10 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Первый протокол допроса Кулеши при этом таинственным образом испарился из материалов уголовного дела, зато у адвокатов Григорьева сохранился его экземпляр, благодаря чему можно сравнить, насколько разнятся показания одного и того же человека.

Получается так, что во всех махинациях и хищениях средств из банка «Донинвест» обвинили инвестора и владельца этого же банка, Александра Григорьева. При этом обвинение базируется не на конкретных фактах и доказательствах вины Григорьева, нет даже доказательств причастности его к инкриминируемым деяниям. Александр Юрьевич Григорьев и его защита заявляли множество ходатайств, в том числе и о назначении судебной финансово-аналитической экспертизы, которая показала бы, выводились ли деньги из банка, и если да, то кем и куда. Это ходатайство, в конце концов, было удовлетворено, однако с результатами экспертизы смог ознакомиться лишь следователь Николаев. Он счел, что данный документ интереса для следствия не представляет, а потому экспертное мнение кануло туда же, куда и протокол допроса Григория Кулеши от 02.09.2015 года. Все жалобы на действия Николаева остались без внимания, и, напротив, он заручился поддержкой прокурора. Он умудрился вынести обвинительное заключение по делу «Донинвеста» в 260 томах за каких-то 7 дней!

Для рассмотрения уголовного дела пятерых обвиняемых привезли из Москвы в СИЗО Ростова. Здесь тоже имеются неувязки: Григорьев и двое его предполагаемых пособников содержались в спецблоке СИЗО-1, предназначенном для содержания особо опасных преступников, а Калитванская и Гуленкова оказались в обычных камерах. Не ясно, по какой причине, но Григорьева приравняли к террористам и убийцам, которые пребывают в камерах в полной тишине, без телевизора и холодильника.

Сейчас рассмотрение дела проходит в Ростове-на-Дону судьей Строковым. В первом же заседании позиция его была такова: отказать в удовлетворении примерно 20 ходатайств обвиняемых и удовлетворить все ходатайства прокурора. Сложно предполагать, в каком ключе будет слушаться дело, и будет ли судья Строков вникать в хитросплетения абсурдного уголовного дела, сфабрикованного явно против Григорьева Александра Юрьевича.




Вернуться