Каменск-Уральский интернет портал
ПОНЕДЕЛЬНИК 19 февраля 2018 г.

Революционный Каменск. Тени грядущих перемен
События - События
Автор: Антон Ядренников   
01 Апреля 2017 3067
18
0

zuСто лет назад в отечественной истории случился коренной перелом – Революция. Она затронула все сферы политической и общественной жизни. До сих пор это событие не имеет однозначной оценки; многие аспекты поныне остаются завуалированными или необъективно раскрытыми. Портал «Виртуальный Каменск» предлагает Вам вспомнить, каким был наш город в то неспокойное время.

Пред тем, как начать разговор о провозглашении Советской власти и легендарных Красных Орлах, было бы справедливо отметить, как зарождались революционные настроения. Об этом и будет наш первый материал.

Несколько слов о Каменском Заводе

1
Рабочие Каменского завода
Для начала следует напомнить, что же к началу ХХ в. представлял из себя Каменский Завод.

Это был небольшой промышленно-купеческий поселок. Центром тогдашнего города являлось непосредственно Чугунолитейное предприятие, изрядно загаженный Каменский пруд и плотина. На правом берегу высилось здание заводоуправления, Свято-Троицкая церковь, дом управителя; перед ними раскинулась Торговая площадь. На Большой Московской улице (нынешняя ул. Ленина), считавшейся главной каменской дорогой, купцы открывали свои магазины и производственные цеха. Рядом возводились жилые дома в популярном на тот момент стиле эклектики и модерна. Здания контрастировали с грязными дорогами, которые слабо освящались ночью, а в непогоду превращались в одну гигантскую лужу. За «центральными» домами раскинулись жилища заводских рабочих, которые ставили без какого-либо порядка. В среде простых людей Каменск был разделен на несколько частей: Вороняцкую гору, Гнилой угол Наземку, Калуху и Барабу. Каждый «район» жил своими, выражаясь блатным языком, понятиями, имел неписанную, но четкую границу. Рабочие группировки враждовали между собой, но при этом служили одному делу – чугунолитейному производству.

2
Каменский чугунолитейный завод
К началу столетия Российскую империю подкосил экономический кризис, что отразилось и на Каменском заводе.

Простоя работы не случилось, но администрация провела большое сокращение сотрудников. Предприятие держалось на плаву только за счет заказов от работников Транссибирской магистрали (производя водопроводные трубы и металлические колонны) и художественной ковки. Дабы не лишать людей возможности заработать, на помощь пришли купцы. Были возведены мельницы (Брагинская и Жиряковская) и новые фабрики (например, Шамаринская кожевенная). Но так как эти производства были частными, а не государственными, именно купечество дало толчок для появления в Каменске сословия интеллигенции. Тем самым родились предпосылки для перспективной классовой борьбы.

3
В. Г. Олесов — краевед, через которого в Каменск поступала нелегальная литература
П/Я «Олесов»

Каким бы забавным это не казалось, но революционный настрой в Каменский Завод принесла именно интеллигенция. А конкретно, бывший 1-й председатель Камышловской земской управы, член Уральского Общества любителей естествознания (УОЛЕ) Василий Григорьевич Олесов. Его знают, прежде всего, как краеведа, первого уральского метеоролога, замечательного этнографа, филолога, составителя сборника пословиц и поговорок, исследователя Смолинской пещеры и автора ее подробной карты. Отчасти, это и помогло инакомыслию пробраться в Каменский Завод. Из-за значимого положения в обществе полиция не проверяла почту Олесова. Зная этот факт, революционеры наудачу отправили на его адрес небольшой том А. Бебеля — «Женщина и социализм».

Согласно книге «Каменск-Уральский – город на Исети» (1967 г.), получив эту работу, Василий Григорьевич долго не мог понять, зачем она пришла. Такой «странной и непонятной» литературы он никогда не выписывал, но, тем не менее, оставил ее себе. Оформление книги привлекло внимание ученика счетовода заводской конторы Александра Черноскутова, и он одолжил ее у Олесова для ознакомления. В итоге, труд Бебеля пошел по рукам, оказавшись сначала у рабочего Тележникова, затем у машиниста Артемия Садовникова, далее – у Павла Бобина и Михаила Цикарева.

Спустя некоторое время в корреспонденции В. Г. Олесова появились новые книги: «Социализм и политическая борьба» Г. Плеханова и «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса. Эти работы были также переданы А. Черноскутову, который поведал о них среди заводчан.

Возможно, к тому моменту Олесов уже понял, что его адрес используют в качестве почтового ящика, однако донести об этом уже не смог. Возможно, помешала врожденная порядочность. А может быть, он испугался санкций, которые настигли бы его даже за невольное распространение противоправительственной агитлитературы.

5
Е. А. Грознов — организатор первых в Каменском Заводе маевок
Год Грознова

6 апреля 1900 г. в Каменск прибыл кузнец Путиловского завода Евгений Грознов. Каменская полиция уже знала, что его выслали из столицы за пропаганду революционных идей в рабочей среде. Постоянный надзор не остановил действий Грознова по продвижению марксизма, хотя почва для этого была подготовлена очень плохо.

Первое, что сделал кузнец — сблизился с идейно близкими заводчанами, которые уже знали о социализме благодаря корреспонденции В. Г. Олесова. Во-вторых, Е. Грознов начал проводить сходки. В районе Каменных ворот, Голубиных пещер и Чертова пальца в указанные дни собирались рабочие. Грознов рассказывал каменцам о подпольных кружках Петербурга, революционном настрое и лозунгах. Все шло к тому, что аналогичный кружок должен был родиться и в поселке.

Задуманное не успело совершиться. Уже в апреле 1901 г. дело Е. Грознова было завершено, и его отправили в ссылку в Красноярск.

Справедливости ради, надо отметить, что Е. Гроснов не являлся первым социал-демократом Каменска. Еще в 1888 г. в поселок под гласным надзором полиции был выслан бывший студент Петербургского лесного института Василий Голошейкин. А в 1890 г. в д. Белоносово на должности учителя состоял Николай Державин, которые продвигал революционные идеи среди сельской молодежи. Немногим позже к большевиками примкнули Павел Воронин, Яков Митафонов, Иван Соломеин, жители с. Сосновского; Никанор Шатов, житель с. Покровского; учителя д. Походиловой и с. Кисловского.

4
Вид на завод и Свято-Троицкую церковь с Калухиной горы
Комиссия всех цехов

15 июня 1904 г. в Каменский Завод из ссылки вернулся Е. Грознов, который снова начал вести агитационную деятельность. В этот раз к нему примкнуло намного больше народа. Предпосылок для этого было несколько, так как после этапирования Грознова в 1901 г. ситуация в Каменске начала меняться. На заводе была подушена домна, вследствие чего при рабочих местах осталось порядка 200 человек. Трудовой день длился 12 часов, но заработанных денег не хватало на жизнь. Очевидцы тех событий утверждали, что иногда родители отправляли стариков и детей на улицу попрошайничать. Магазины и купеческие лавки были готовы давать товары в кредит, но взымали с этого высокий процент.

Первая же маевка, проведенная Е. Грозновым, показала, что марксистские идеи стали восприниматься рабочими по-другому. Но вслед за сходками активизировалась работа полицейских. За большевиками велась негласная слежка.

10
Дом мещанина А. А. Тронина
Январь 1905 г. запомнился России страшными событиями Кровавого воскресенья.

Новость о вооруженном подавлении демонстрации дошла до Каменского Завода с большим опозданием. Это вызвало определенные волнения в рабочей среде. Воспользовавшись ситуацией, Уральский комитет РСДРП начал двигать в народ идеи о взятии силой того, что не дают добровольно.

19 ноября 1905 г. состоялся очередной сход рабочих Чугунолитейного завода. После долгих дебатов было решено создать Комиссию из представителей всех цехов. В ее состав вошли: И. В. Грачев, Ф. А. Голошейкин, М. А. Воронин, П. И. Бобин, Д. Г. Садовников, Ф. Д. Абрамов, М. Е. Чемезов, Ф. С. Медведев, И. Д. Кругликов, А. Н. Лесунов и некоторые другие.

Данная Комиссия поставила себе главную цель — решать все вопросы по установлению порядка как на заводе, так и в поселке в целом. Так же под ее руководством производились созывы общих собраний и расходование общественных средств. Фактически Комиссия превратилась в полноправный административный аппарат поселкового масштаба. Официальная власть не стала этому противиться.

6
Работники сверлильного цеха Каменского завода
Каменский погром 1906 г.

В январе 1906 г. по Каменску прокатилась волна арестов. Однако большевики оказались к ней готовы. Немногим ранее ими была выработана схема, согласно которой при допросах и задержаниях каждый из ее членов создавал алиби другому. В ответ правительство решило поменять тактику, и «неугодных элементов» срочно мобилизовали в армию. Прошедший слух «За политику» подтверждался тем, что Россия не собиралась вступать в конфликты с другими странами, а русско-японская война была завершена полгода назад. Также осталось примечательным, что в указанный день новобранцев повели в Камышлов под конвоем. Это возмутило провожающих, они стали высказывать недовольство. Однако дальше разговоров дело не двигалось, пока за разгон толпы не взялась полиция. Выполняя приказ «о принудительном завершении демонстрации», были применены удары кулаками, дубинками и нагайками.

В какой-то момент толпа не выдержала. Кто-то крикнул: «Если нас бьют, то бей их в ответ!». Поддерживая себя этим лозунгом, горожане схлестнулись с полицейскими и обезоружили их, забрав себе шашки и револьверы. А спустя несколько минут толпа, предположительно, с подачи машиниста А. Садовникова запела «Марсельезу».

7
Я. Ф. Прокопьев — член Комиссии всех цехов Каменского завода
Песня оборвалась так же неожиданно, как и началась.

Пользуясь сумятицей, полицейские пошли на провокацию, и в стекла близлежащих магазинов полетели камни. Задумка удалась. Обезумевшие люди начали крушить лавки. Больше всего досталось магазину купца Белокурова. Догадываясь о возможном подстрекательстве, член заводского совета Яков Прокопьев поднялся у Каменского заводоуправления на коновязь и стал просить людей не устраивать беспорядков. К нему мало кто прислушивался.

К слову, до сих пор доподлинно неизвестно, была ли полиция инициатором погромов или же их изначально спровоцировала толпа.

Ночью в поселке проводились задержания. Вместе с Я. Прокопьевым были арестованы Д. Мальцев, А. Федоров, В. Зуев и М. Буйносов. Сначала они были этапированы в Камышловскую тюрьму, а оттуда, по приговору Казанской судебной палаты, переправлены в с. Карпова Гора Архангельской губернии. Примечательно, что в 1907 г. к Михаилу Буйносову приехала на свидание жена. Но урядник отказался выпускать заключенного. Тогда Буйносов оттолкнул полицейского и самовольно двинулся навстречу жене. Он не дошел до нее нескольких шагов – был убит выстрелом из револьвера за попытку побега.

После арестов по указке заводского казначея Василия Гаряева произошло очередное сокращение заводских кадров. При этом отчисление сопровождалось волчьим билетом.

В Каменске наступило затишье. Рабочие, напуганные тюрьмой либо возможностью остаться без крова и денег, поумерили пыл. К тому же у завода появился выгодный заказ – производство тормозных колодок. Из-за легкости производства на место уволенных работников были наняты подростки. Это оказалось выгодным – в силу возраста они еще не задумывались о политических выступлениях.

9
В. В. Панцержинский — управляющий Каменским чугунолитейным заводом
Красный петух

Осенью 1907 г. в Каменске прокатилась очередная волна беспорядков. В этот раз дела стали более серьезными — неизвестные поджигали дома местной буржуазии. Первым оказался дом старшины Воронина, затем – помещения, где квартировался урядник Ерофеев. Третьим было жилье заводского казначея В. Гаряева. Коллежский асессор первым высказал предложение, что пожары – это дело рук социал-демократов. По его наводке было задержано пять человек, однако, поджоги не прекратились. На следующий же день вспыхнул дом мещанина Арсения Тронина, а после него – жилище заводского бухгалтера Михаила Олесова.

Как правило, поджоги происходили ночью либо в предрассветные часы. Известен случай, когда дом купца А. Солоницына загорелся ночью, но ликвидировать огонь смогли лишь к полудню следующего дня. Это пожар был самым купным среди вехи каменских поджогов. Убыток купца составил 50 тыс. р. по ценам тех лет. Но дело было не только в силе огня. Сами люди отказывались тушить пламя. В донесениях от управляющего Каменским Заводом Вячеслава Панцержинского написано, что рабочие прямо говорили, будто не стоит марать руки, и прекращали ликвидацию огня.

За 40 дней в Каменском поселке произошло 22 пожара. Во время одного из них дознавателями была найдена улика – пропитанный горючей смесью конопляный шнур. Он указал, что материалы для поджогов бралось на заводе.

8
Пожар в доме купца Солоницына был самым крупным за время осенних поджогов 1907 г.
По время обыска у уже известного полиции А. Садовникова был найден аналогичный жгут, пропитанный керосином.

Практически сразу подтвердились догадки, что Садовников распространял запрещенную литературу. Некоторые люди рассказали органам, что именно он запевал революционную «Марсельезу» перед каменским погромом 1906 г.

Обыски у представителей рабочих активистов выявили и другие интересные детали. У Артемия Еремина нашли шифр и бумаги с антиправительственными прокламациями. Арестованный Николай Зыков выдал, что революционные сходки проводились у К. Дмитриева, Н. Еремина и Ф. Медведева. Также выяснилось, что во время одного из них собравшимися был положительно встречен лозунг уничтожать богачей и уровнять всех в правах.

В тюремных застенках оказалось 15 человек. Во время конвоирования в г. Камышлов П. Бобин в сердцах сказал охраннику: «Нас много, всех не посадишь». Это спровоцировано очередной этап арестов.

Продолжение следует

Также читайте:

Революционный Каменск. Между двух огней
Революционный Каменск. «Эпоха» 1-ого Крестьянского полка
 

Главные новости Каменска-Уральского

Все новости Каменска-Уральского

Новые комментарии

Новые комментарии

наверх